Category: происшествия

алкохимия )))

- сканди-нуар -

Промозглая пижама тумана
шведский детектив просыпается в мета-текст
джин на голодный желудок
утром
а что поделать таков нарратив
Стокгольм Стокгольм велосипедный благовест
город ощущает свою влажность краски и вес
страшащийся сказки прямиком попадает в миф

Вальс похмелья
важный вызов
в небе парит отделение полиции Остермальмё
Эскалатор - нет лучше лифт
боюсь высоты с малых лет
еле взяли служить
И что теперь - лучший сотрудник - это бы понравилось маме
но мама даже мертвая
лейкоз за полгода
не переносит лжи

Сестра Лисабет
снаружи татуировки как узоры на стеклах инеем
а внутри труха артхаус страсть к женщинам конопля
Братец Бу
важная шишка год в Каире и три в Пекине
всем тычет в нос фотку приём во дворце галстук hermes возвращение короля


Фика
все по кофе
а он блевать в белоснежном как праздничный торт сортире
кто сказал что тошноту вызывает свобода - я бы сартра того убил
шеф окропи меня иссопом как в пятидесятом пункте псалтири
шеф входит и скалит кафельные зубы - вставай дебил

Мы его охотили три с половиной года и вот обрящем
серия восемь детей шагнули с крыш
Вазастан
декабрь
план перехват машина с мигалкой табельный sig sauer всратый плащик
точный адрес
и вот пред громадой эпохи модерна страшишься слабый

Герой победа над чудовищем не цель и даже не средство
а создание сюжета в котором по итогам будет посрамлён - пусть не тобою - грех
Служебный пёс лает звонко
Любовь родом из детства
но больше детства
Детектив Сванте Свантесон закрывает глаза
И по пожарной лестнице лезет вверх
вопрос крови

Шем

Над Прагой, провалившейся в стоячую воду вечера,
Юпитер во Льве царственен и вишнёв.
Голем молча возжигает ханукальные свечи.
«Шабат Шалом, сынок, - говорит ему ребе Лёв, -

ты один, как персть, у меня остался.
Что скажу Господу? Берешит, скажу, Берешит…».
В водах печали талит покрывает тело, как черепаший панцирь,
ибо тот не обретёт мудрость, кто не грешил.

От сияющих уст раввина отделяется имя Бога
и плывёт облаком вдоль полок космической кладовой.
…Вот Эдвард Келли вниз головой, за правую ногу
подвешен на голодный пражский Орлой.

Вот тихо Тихо Браге грядёт к стакану,
пьёт – и между устрично угольных губ проступает ртуть.
Вот Кеплер молится на мельнице, в дупель пьяный,
и слова, как звёзды, перекатывает во рту.

«Все твои друзи, никчемный мудрец, мертвы,
дуй-ка к нам: из Праги Чёрной да в Золотую!
быть буквой в тексте вечной игры,
переродиться из точки в постоянную запятую.

В Сказке нет времени. А значит и смерти нет.
Лишь вечный пир на нагом теле княгини Либуше,
глянь – в Градчанах Чёрт и Вор в карты режутся на стене,
и в этой партии нет и не будет выигравшего,

Джон Ди вечно прядёт золото из соломы, как будто жив –
это же почти не отличить от Рая!»
И Махараль смеётся: «Изыди, отец всей лжи,
сыны Давида облекаются в бессмертие, умирая».
Ultreia!

ВЕНОК СОНЕТОВ

Кто не спрятался, я не виноват!

Моим попутчикам по Дороге homo_liberus, arilanstrait, var_r_r

Collapse )

КЛЮЧ.

Я видел свет. И я ходил во тьме.
Я говорил: О, Domine, non nobis!
Заполнил душу мне зеленый тлен,
как медный кубок покрывает окись.

Пусть кровь в закат течёт на небосвод,
Его омоют на рассвете слёзы.
И вот – гляди! – в руке моей цветет
простой, как смерть, паломнический посох.

Из чрева мира - через грязь дорог
выходит ни поэт, и ни пророк,
а просто я - заплаканный бродяга

облит сияньем слюдяных дождей,
и недостойный сути всех вещей,
но вот - я здесь, пришел к тебе, Сантьяго.


Collapse )