Category: напитки

вопрос крови

Джимми

Джимми матрос из скверных,
Джимми совсем пропащий,
Джимми в порту Калькутты
явился трижды Господь.
Впервые – когда, подравшись,
с громилою-португальцем,
он бысть повержен на камни
заплёванной мостовой.
И узрел белое пламя,
из которого вышли
судно с вантами, баком,
и корабельным котом,
потом оттуда явились
ром, сидр, и даже виски,
потом слоны Ганнибала,
и светлый Иерусалим.

В другой раз Джимми в борделе
был с самой дешёвой шлюхой,
но вдруг ее тело стало
сахар и молоко,
плечи упёрлись в небо,
в патлах немытых – звёзды,
и множество рук держат
радуги всех миров.
Джимми – хлоп на колени,
к ногам ее припадая,
и божественный лотос
на стопах ее сиял.

А в третий – Джимми набрался
этой проклятой водки
и, грохнув об пол бутылку,
нежданно пустился в пляс.
И в прах пал кабак портовый,
и корабли на рейде
рассеялись, точно пепел
на грозном ржавом ветру,
весь мир растворился пылью….
…И кто-то сказал с восторгом:
«Господи, как красиво
Танцует пьяный матрос!»
уриэль

- фронтир -


Пролитое вино еще не просохло на раскрытой Библии (с)

За МКАДом во мгле мировой ночи
млечный горит фронтир.
Из прокуренной чащи выходят ши,
лишившиеся квартир.

Люди трогают твердое ухо, покрытое шелухой,
и шелковую скулу,
чуя под велюровым нежным мхом,
ледяную скалу,

и пред ликом ожившей горной породы
всем становится жарко.
…Ши в итоге организуют во что-то вроде
контактного зоопарка.

Там их будут отучать превращать обед
из макарон – в розы,
и бить по лодыжкам спящих на потолке,
конечно, для их же пользы.

Я буду приходить. Заполнять бланки.
И что ни день у входа
лыбиться ехидно, минуя рамку
Контроля Живой Природы.

В пакетах с едой из Макдака сныкана
роскошная контрабанда:
утопленный в уксусе жемчуг дикий,
иссушенная лаванда,

яшма и горный хрусталь на блюдце,
фляга вина с асбестом.
… Возможно, через пару лет моего занудства
один из ши даже крестится.

Другой, не вынеся, выпьет лак,
и станет мебельной вещью,
а третий втюрится как дурак
в женщину человечью,

четвертый – в юного отморозка
исследователя, пожалуй....
Кстати, у нас за такие сюжеты, Оскар,
тоже теперь сажают.


Как всегда, в конце Прекрасной Эпохи
обильные хлещут ливни,
чтобы пролитое когда-то вино не сохло
на там же открытой Библии.
Lingua latina

Сочельник

Балтазар - студент-философ - служил в ломбарде
флаерщиком. С ним расплатились 24-го декабря
золотым ломом - уместным, как живая овца в плацкарте,
для парня с дневным бюджетом в сто два рубля.

Он шел и думал о том, что в который раз
тело не дает душе быть счастливой,
и еще о том, что пора зарулить в магаз,
и - гулять так гулять! - тяпнуть бутылку пива.

Виолончелист Мельхиор на корпоративе для клерков банка,
сыграв двадцать раз "вальс снежинок", и столько же - "вальс цветов",
накатил водки выполз бухим подранком
на улицу - колыхаться медузой среди китов.

И, назвав себя бомжом духа: все честь по чести,
кто ты еще, раз пойти не к кому ночевать?!
он нес в барсетке духи - подарок своей невесте,
что к перкуссионисту ушла от него вчера.

Каспар Карлович - владелец похоронной конторы крупной,
семьянин первосортный и отец пятерых детей,
работу увидел во сне: при параде трупы,
и - дождь деловой - перестук гвоздей.

... Проснувшись в своем лимузине, как в материнском лоне,
Каспар заплакал тихо - будто пищал комар,
и, к ужасу шофера выскочив из салона,
слепо побрел мимо вывески "Смирна - коктейльный бар".


Падает снег в смесь песка и соли.
Не видно звёзд за огнём реклам.
Но погоди помирать от боли -
все будет ок. Есть отличный план!

Жуют верблюды. Движется неотложка.
Женщины, рожая, всегда орут....
Господи, прошу тебя, подожди немножко.
Они почти готовы.
Они идут.
Lingua latina

Герметическая переписка

Фанфишен в стихах, много воспоминаний, лирика и физика.


ars_vivendi_888

В параллельном грядущем ты подаришь мне перфоратор
а я тебе - с опалом кольцо.
И я - как когда-то одного психованного проповедника прокуратор -
не узнАю тебя в лицо.

Основная ветка:

laas

Мы будем пить белое сухое для радости, красное сухое от боли,
Среди нас не окажется потухших, но никто не останется ярок.
Ты будешь носить белый плащ - конечно, с кровавым подбоем,
А я - джинсы, клетчатые рубашки и твой подарок.

ars_vivendi_888

Я никогда не оправлюсь от счастья: после такой контузии
солдату не нужно зёрен, довольно плевел!

... Ты же помнишь, каким сладким было это вино в Тулузе
и каким горьким - у часовни Dominus Flevit.

Collapse )

Ты напоминаешь мне каждый раз другого кого-то,
Поймать бы, остановить мгновенье, зарифмовать бы,

Пока есть меж нами превращающий настоящее время в чистейшую воду,
Которой суждено быть вином на чьей-то будущей свадьбе.

ars_vivendi_888

Меня учили: хочешь, чтобы в тебя влюбились -
войди в его/её миф и стань там главным героем!

Но я не хочу. Я, задрав голову, точно ирис,
жажду сочинить для тебя тысячи сказок.
И стать судьбою.

laas

Первый из нас поправляет кружевные манжеты,
Я пью вино, а третий тасует карты,
Мы собрались, но этого недостаточно для сюжета.

Приходи. Место Д'Артаньяна пока вакантно.

ars_vivendi_888

Париж... Амьен... Ля Рошель... Друзья говорят - бред.
Но я бормочу во сне: "...nunc et in ora..."

Первый роман закончен. До нового двадцать лет.
Но это не страшно.
У меня в Блуа библиотека и погреб.

laas

В конце истории каждому что-то достанется - так нас учили.
Кому-то покой - как маки, расцветающие на руинах,
Кому-то жена, кому-то повышение в чине,

А мне - а мне ампула с кокаином.

ars_vivendi_888

Я хочу всего: и новых перчаток - и стать святым,
бегу от блядей - в хоспис, из бара - в храм.

По итогам тебе достанется только ты.
А мне - все на свете, кроме тебя.

laas

Быть наивным юношей как-то давно не с руки,
Но все еще не получается мудрым старцем.

Кто-то собирает слово "вечность", чтоб получить весь мир и новенькие коньки,
Я покупаю билет на Солярис и не знаю, что мне достанется.

ars_vivendi_888

Есть те, перед кем не устоят враги.
Есть те, что спасают души играя.

А я просто Ганс. Я тачал Герде ее красные башмаки.
И каждый день хожу в кирху. Молюсь за Кая.

laas

На нашу зарплату разгуляться выйдет не больно-то,
Только что семью накормить-одеть; бывает, перепадает еще, но мало,

Кинули вот жребий. Отличный хитон у разбойника,
Будет, чем порадовать маму.

ars_vivendi_888

Здравствуй мама. Служу Риму. Все те же рожи.
Жратва в столовке - что твой картон.

Мне тут приглючилось по пьяни.
Тот разбойник, помнишь? - типа в натуре ожил
и подарил мне второй хитон.

laas

Сообщение вконтакте: "Давайте, что ли, соберемся в конце недели,
Хватит отговариваться несущественными вещами.
Ваня c Яшей сулят уху, какой мы в жизни не ели,
Мотя вот новых стихов почитать давно обещает".

Collapse )

laas

Эта жизнь была сон, и мы в ней неплохо спали,
Не боялись ни аналитиков, ни будильника,
Только то кольцо, о котором речь заходила в нем -
Почему с опалом?

ars_vivendi_888

Я в мастерской вшивал в брюхо аэроплана солнце.
Ты на кухне луну растирала в сите.
А насчет твоего вопроса, если уж честно колоться...
...Потому что - Изида.

laas

Я тебя не узнала, ошиблась, когда в первый раз увидала:
Подумала - греческий миф, приняла за Меркурия как-то сразу,

А потом подняла глаза от крылатых легких сандалий -
А в руках твоих белая лилия в бутылке из-под шираза.

ars_vivendi_888

Лекарь из Дамаска сказал, что я переел сыра,
знахарь из Капернаума прогнал к херам.
А я просто видел твоего сына,
ты представляешь... он говорил со мной, Мириам.

laas

Врач велит соблюдать режим. Сердится. Говорит про печень,
Мол, такими темпами скоро потребуется пересадка.

А я не могу не возвращаться туда, где молод был и беспечен -
В ту последнюю таверну, где мы ночевали, у Гефсиманского сада.

ars_vivendi_888

Книжный червяк. Тормоз. Наивняк. И гордец-эстет, ведь
так нас и звали прям до финальной даты
выпускного. Не хотели печатать в школьной газете.
Ну и ладно.
Опубликуемся в самиздате.

laas

Можно сокрушаться, ну, я не знаю, бухать по-черному,
Чьи-нибудь утешительные слова над изголовьем кровати высечь -

Но зачем, если для одного читателя писать не меньше почетно,
Чем для нескольких сотен тысяч.

ars_vivendi_888

Уволили из театра. Я плясал и ходил колесом по кровле.
А потом жирные нищие спустили вниз мордой с паперти.

Из милости живу у монахов. Ночью хожу с ковриком в их часовню -
жонглер Богоматери.

laas

Дом - подземка - работа - работа - работа - подземка,
А на выходе - пять минут колокольного звона и небо звездное.
Хочешь начать жить так, чтоб про тебя рассказали в экземплах?
Начинать не бывает поздно.

ars_vivendi_888

Мы до шести утра, до нервной экземы
спорим и стихи читаем в кругу своих.
Когда-нибудь обо мне расскажут в экземпле.
А о соседке - жене алкоголика - в житии.

laas

Вы пьете вино, а я - ромашку и болиголов,
Сижу, кольцо на указательном теребя.

В этой жизни у меня нет и не было ничего, кроме слов.
И тебя. И тебя. И Тебя.

ars_vivendi_888

Когда я был маленьким пилигримом на фоне гор,
то, помню, молился словами братца Франциска:
Дай мне, Господи, любить, а не быть любимым!, но не знал до сих пор
что это может сбыться.

laas

Я не была в этом паломничестве. Не поднималась в те горы.
Я вообще, можно сказать, почти не выходила из комнаты.
Но увидев человека с ракушкой Святого Якова на головном уборе
Или на одежде, я улыбаюсь ему, как знакомому.

ars_vivendi_888

Я сниму с тебя камуфляж и одену в белое,
вылью на раны меркурохром.
Мы разных конфессий и стран, но это такое дело -
иерусалимский синдром.