Category: лытдыбр

Lingua latina

Герметическая переписка

Фанфишен в стихах, много воспоминаний, лирика и физика.


ars_vivendi_888

В параллельном грядущем ты подаришь мне перфоратор
а я тебе - с опалом кольцо.
И я - как когда-то одного психованного проповедника прокуратор -
не узнАю тебя в лицо.

Основная ветка:

laas

Мы будем пить белое сухое для радости, красное сухое от боли,
Среди нас не окажется потухших, но никто не останется ярок.
Ты будешь носить белый плащ - конечно, с кровавым подбоем,
А я - джинсы, клетчатые рубашки и твой подарок.

ars_vivendi_888

Я никогда не оправлюсь от счастья: после такой контузии
солдату не нужно зёрен, довольно плевел!

... Ты же помнишь, каким сладким было это вино в Тулузе
и каким горьким - у часовни Dominus Flevit.

Collapse )

Ты напоминаешь мне каждый раз другого кого-то,
Поймать бы, остановить мгновенье, зарифмовать бы,

Пока есть меж нами превращающий настоящее время в чистейшую воду,
Которой суждено быть вином на чьей-то будущей свадьбе.

ars_vivendi_888

Меня учили: хочешь, чтобы в тебя влюбились -
войди в его/её миф и стань там главным героем!

Но я не хочу. Я, задрав голову, точно ирис,
жажду сочинить для тебя тысячи сказок.
И стать судьбою.

laas

Первый из нас поправляет кружевные манжеты,
Я пью вино, а третий тасует карты,
Мы собрались, но этого недостаточно для сюжета.

Приходи. Место Д'Артаньяна пока вакантно.

ars_vivendi_888

Париж... Амьен... Ля Рошель... Друзья говорят - бред.
Но я бормочу во сне: "...nunc et in ora..."

Первый роман закончен. До нового двадцать лет.
Но это не страшно.
У меня в Блуа библиотека и погреб.

laas

В конце истории каждому что-то достанется - так нас учили.
Кому-то покой - как маки, расцветающие на руинах,
Кому-то жена, кому-то повышение в чине,

А мне - а мне ампула с кокаином.

ars_vivendi_888

Я хочу всего: и новых перчаток - и стать святым,
бегу от блядей - в хоспис, из бара - в храм.

По итогам тебе достанется только ты.
А мне - все на свете, кроме тебя.

laas

Быть наивным юношей как-то давно не с руки,
Но все еще не получается мудрым старцем.

Кто-то собирает слово "вечность", чтоб получить весь мир и новенькие коньки,
Я покупаю билет на Солярис и не знаю, что мне достанется.

ars_vivendi_888

Есть те, перед кем не устоят враги.
Есть те, что спасают души играя.

А я просто Ганс. Я тачал Герде ее красные башмаки.
И каждый день хожу в кирху. Молюсь за Кая.

laas

На нашу зарплату разгуляться выйдет не больно-то,
Только что семью накормить-одеть; бывает, перепадает еще, но мало,

Кинули вот жребий. Отличный хитон у разбойника,
Будет, чем порадовать маму.

ars_vivendi_888

Здравствуй мама. Служу Риму. Все те же рожи.
Жратва в столовке - что твой картон.

Мне тут приглючилось по пьяни.
Тот разбойник, помнишь? - типа в натуре ожил
и подарил мне второй хитон.

laas

Сообщение вконтакте: "Давайте, что ли, соберемся в конце недели,
Хватит отговариваться несущественными вещами.
Ваня c Яшей сулят уху, какой мы в жизни не ели,
Мотя вот новых стихов почитать давно обещает".

Collapse )

laas

Эта жизнь была сон, и мы в ней неплохо спали,
Не боялись ни аналитиков, ни будильника,
Только то кольцо, о котором речь заходила в нем -
Почему с опалом?

ars_vivendi_888

Я в мастерской вшивал в брюхо аэроплана солнце.
Ты на кухне луну растирала в сите.
А насчет твоего вопроса, если уж честно колоться...
...Потому что - Изида.

laas

Я тебя не узнала, ошиблась, когда в первый раз увидала:
Подумала - греческий миф, приняла за Меркурия как-то сразу,

А потом подняла глаза от крылатых легких сандалий -
А в руках твоих белая лилия в бутылке из-под шираза.

ars_vivendi_888

Лекарь из Дамаска сказал, что я переел сыра,
знахарь из Капернаума прогнал к херам.
А я просто видел твоего сына,
ты представляешь... он говорил со мной, Мириам.

laas

Врач велит соблюдать режим. Сердится. Говорит про печень,
Мол, такими темпами скоро потребуется пересадка.

А я не могу не возвращаться туда, где молод был и беспечен -
В ту последнюю таверну, где мы ночевали, у Гефсиманского сада.

ars_vivendi_888

Книжный червяк. Тормоз. Наивняк. И гордец-эстет, ведь
так нас и звали прям до финальной даты
выпускного. Не хотели печатать в школьной газете.
Ну и ладно.
Опубликуемся в самиздате.

laas

Можно сокрушаться, ну, я не знаю, бухать по-черному,
Чьи-нибудь утешительные слова над изголовьем кровати высечь -

Но зачем, если для одного читателя писать не меньше почетно,
Чем для нескольких сотен тысяч.

ars_vivendi_888

Уволили из театра. Я плясал и ходил колесом по кровле.
А потом жирные нищие спустили вниз мордой с паперти.

Из милости живу у монахов. Ночью хожу с ковриком в их часовню -
жонглер Богоматери.

laas

Дом - подземка - работа - работа - работа - подземка,
А на выходе - пять минут колокольного звона и небо звездное.
Хочешь начать жить так, чтоб про тебя рассказали в экземплах?
Начинать не бывает поздно.

ars_vivendi_888

Мы до шести утра, до нервной экземы
спорим и стихи читаем в кругу своих.
Когда-нибудь обо мне расскажут в экземпле.
А о соседке - жене алкоголика - в житии.

laas

Вы пьете вино, а я - ромашку и болиголов,
Сижу, кольцо на указательном теребя.

В этой жизни у меня нет и не было ничего, кроме слов.
И тебя. И тебя. И Тебя.

ars_vivendi_888

Когда я был маленьким пилигримом на фоне гор,
то, помню, молился словами братца Франциска:
Дай мне, Господи, любить, а не быть любимым!, но не знал до сих пор
что это может сбыться.

laas

Я не была в этом паломничестве. Не поднималась в те горы.
Я вообще, можно сказать, почти не выходила из комнаты.
Но увидев человека с ракушкой Святого Якова на головном уборе
Или на одежде, я улыбаюсь ему, как знакомому.

ars_vivendi_888

Я сниму с тебя камуфляж и одену в белое,
вылью на раны меркурохром.
Мы разных конфессий и стран, но это такое дело -
иерусалимский синдром.

Снусмумрик

Желтая палатка: песня Снусмумрика

Иллюстрации Туве Янсон.
Музыка БГ.

Если плакать в дождь - ничего не будет заметно.
Если плакать на морозе - скулы покроются льдом, как броней.
Фрекен Снорк примеряет колье, Муми-тролль идет за кометой.
У меня нет и не было дома, но, знаешь, пойдем домой....

Желтая палатка не хуже подлодки -
надежны дуги и тент,
В желтой палатке вместо лампы и водки
горит зеленый абсент.

Желтая палатка полыхает, как рукопись, и камнем идет ко дну....
Ты знаешь, я всю жизнь боялся дороги, но любил лишь ее одну.

Я натягиваю шляпу на брови и на мачту вешаю чётки,
я причаливаю к острову хатифнатов, впавших в культурный транс.
Они тащат мне турецкий горох, плохие стихи, и обувные щётки,
с криками: "Папа, наконец ты вспомнил про нас!"

Желтую палатку связывая бечевкой,
я знаю: идет гроза.
Она бывает на любом пути, и после такой ночёвки
уже не повернуть назад.

А когда настанет зима, меня здесь уже не будет,
и Хемуль впишет в конторскую книгу: "признан пропавшим без вести"
А я просто хотел найти Волшебника, который говорил, что все люди
заслуживают любви куда больше, чем той же честности.

Тесто для оладьев в бидоне дышит
к вящей домашней славе.
Но если плакать в палатке, тебя услышит
разве что мастер Павел.

Желтая палатка полыхает, как рукопись, и камнем идет ко дну....
Ты знаешь, я всю жизнь боялся дороги, но любил лишь ее одну.