Category: еда

вопрос крови

Джимми

Джимми матрос из скверных,
Джимми совсем пропащий,
Джимми в порту Калькутты
явился трижды Господь.
Впервые – когда, подравшись,
с громилою-португальцем,
он бысть повержен на камни
заплёванной мостовой.
И узрел белое пламя,
из которого вышли
судно с вантами, баком,
и корабельным котом,
потом оттуда явились
ром, сидр, и даже виски,
потом слоны Ганнибала,
и светлый Иерусалим.

В другой раз Джимми в борделе
был с самой дешёвой шлюхой,
но вдруг ее тело стало
сахар и молоко,
плечи упёрлись в небо,
в патлах немытых – звёзды,
и множество рук держат
радуги всех миров.
Джимми – хлоп на колени,
к ногам ее припадая,
и божественный лотос
на стопах ее сиял.

А в третий – Джимми набрался
этой проклятой водки
и, грохнув об пол бутылку,
нежданно пустился в пляс.
И в прах пал кабак портовый,
и корабли на рейде
рассеялись, точно пепел
на грозном ржавом ветру,
весь мир растворился пылью….
…И кто-то сказал с восторгом:
«Господи, как красиво
Танцует пьяный матрос!»
Ultreia!

J'ai survécu à Roncevaux

Ровно 6 лет назад мы с друзьями выходили в сплошной ливень и густой туман. К перевалу через Ронсеваль.

Если вошел в ущелья Ронсеваля -
не пробуй вырваться и уйти,
падай в объятия перевала,
прильни к его ледяной груди.

Останься - здесь золота по колено,
и по щиколотку ливневых сладких вод,
в них только чудится запах тлена,
вот невидаль, пешеход!

Гремят колокольчики на баранах,
тучных и мягких, как облака,
гремят по тебе и ведут в туманы,
суля мёда и молока.

Тебя встретят как брата - не как туриста -
и выкатят обильный обед
макграф Бретонской марки Роланд Неистовый
и неизвестный бразильский дед.


Я пережил Ронсеваль.
Но когда мне больно,
через три года и через шесть,
я иду под дождь - и того довольно,
чтобы боль превратилась в честь,

потому что она не моя, и надо
как хлеб пускать её по водам,
потому что выживший в Ронсевале
знает, что умер там.

1
Фото homo_liberus