?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Портрет героя.

- Вы, ваше преосвященство, хотите, чтобы все приносило пользу, а вот этот кусок земли пропадает даром. Уж лучше бы вырастить здесь салат, чем эти цветочки.
- Вы ошибаетесь, госпожа Маглуар, - ответил епископ. - Прекрасное столь же полезно, как и полезное.
И, помолчав, добавил:
- Быть может, еще полезнее.

Гюго "Отверженные
".

Написать "отрицательного героя" куда легче, чем написать "положительного".
Самое милое дело: изобразить привлекательного ОГ. После Байрона с его чайльд гарольдами и вампирами - набор выразительных приемов известен, сведен к банальности, и до сих пор торжествует благодаря живучести архетипа и таланту отдельных авторов. Яркие краски и художественные приемы до зубной боли очевидны, но чудовищно живучи. В дело идет все: от глубоких детских травм до выразительных "зловещих черных" ("шелковых белых") волос и "пронзительных синих" ("глубоких темных") глаз :-) Современная наборка от откровенных мерзавцев Лестата, Дракулы и Ко - до страдающих Северуса Снейпа и Дарт Вейдера наглядно демонстрирует ситуацию. Вопрос качества в том, кто использует схему: девочка-фикрайтер (см. пассажи про черные очи) или, к примеру, Николай Гумилев ("...владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ!":))

Почти невозможно написать о ПГ формата святого или близкого к святости. Палитра выразительных средств немедленно тускнеет, пасует, и - чаще всего - сводится к слащавому самоварному золоту, от которого тошнит всех, начиная с самого автора.
Жития святых обычно ценны не столько литературным качеством, сколько убийственным набором голых фактов, не требующих украшения.
Написать авторского героя такого порядка почти невозможно.
Для себя я знаю две сногсшибательно успешных попытки.
Это епископ Мириэль Бьенвеню из "Отверженных" Гюго. И Даниэль Штайн Людмилы Улицкой.
Я не знаю писал ли Гюго своего епископа с натуры, как знаю и то, что прототипом героя Улицкой является реально существовавший брат Даниэль Руфайзен, но в данном случае это - второстепенный вопрос. Оба являются полноценными персонажами беллетристики. И в то же время в них нет и следа "придуманности" и картонности. В свое время и тот и другой герои поразили меня в самую печенку. По возвращении из Сантьяго я перечитал "Штайна", сейчас перечитываю Гюго. Понимаю, что юношеское впечатление актуально до сих пор. Оба этих образа - этих человека - в каком-то смысле всегда живут рядом со мной....

Есть ли такие литературные герои в вашей читательской практике?

NB. Про Лескова с его галереей праведников помню :-) Я думал, не включить ли его Однодума и Очарованного странника в список, но не стал этого делать - лично для себя. Я хорошо отношусь к этому писателю, мне просто не заходит стилистика. А здесь я писал про те образы, которые запали в душу.

Комментарии

( 11 комментариев — Оставить комментарий )
drago_sumy
30 дек, 2012 11:47 (UTC)
даже не знаю. Возможно, некоторые из героев Буссенара
enty_n
30 дек, 2012 13:48 (UTC)
Если я все правильно понимаю, то таковой для меня является Джен Эйр.
veniamel
30 дек, 2012 18:22 (UTC)
Сирано де Бержерак Ростана - это первый, кто вспомнился. Всегда меня поражала двойственность его натуры - такая глубокая, трепетная любовь и такая жестокость по отношению к сопернику, такое нежелание видеть в нем человека и использовать - до самой его смерти. Всегда в игре очередного актера я открывала в образе Бержерака что-то новое, что ускользало раньше. И, да, это один из двух героев, которых мне жалко до слез, и что бы ни говорил мне разум, каждый раз, перечитывая - увы, не в оригинале - я плачу и ничего не могу с этим поделать.
ars_vivendi_888
9 янв, 2013 20:25 (UTC)
Спасибо!
Понимаю, у меня тоже были герои такого уровня близости и попадания.

Просто я имел в виду в данном случае именно вопрос "положительных качеств" до уровня святости и связанных с этим литературных проблем)))
Бержерак так-то по архетипу трикстер!
veniamel
9 янв, 2013 20:27 (UTC)
я это поняла, но таких у меня просто нет, наверное, раз не вспомнились сразу. А поделиться хотелось...
ayatel
31 дек, 2012 00:11 (UTC)
А можно я не героям, а по авторам?
Потому что мой список длинный. Во-первых, это куча героев из старой, классической детской литературы.
Из книг Астрид Линдгрен, Френсис Бернетт, Рут Сойер, Элизабет Портет (хотя у она в продолжениях не удерживалась от слащавости). У Гюго я бы добавила Жана Вальжана.
Элизабет Беннет, разумеется, и еще некоторые герои Остин.
У Диккенса тоже много.
У Джоанн Хэррис.
Ну и у Толкина, разумеется.
Да, и Арабелла из "Джонанатана Стренджа и мистера Норрелла".
laas
9 янв, 2013 19:41 (UTC)
читала "Мракобеса" Хаецкой?
laas
9 янв, 2013 20:31 (UTC)
Вот там как раз тот герой, который мне так, как ты здесь пишешь.
И епископ в "Отверженных" мне был так же.
expellearmus
31 янв, 2013 20:03 (UTC)
искала ник Мелдор, и вот прочла это!))

Мне кажется, утверждение, что писать отрицательных героев легче - сама по себе глубокий штамп. Если бы я не прочла эту фразу что лет назад где-то, а потом повторно и в третий раз - я бы никогда до нее додумалась. Положительных героев в литературе гораздо больше - это все те чуваки, которых мы когда-то полюбили, и ради чего продолжаем читать. Шерлок Холмс, например - аскет, фанат своего дела и нигде не злодей. Ракурс "плохой и еще хуже" - это изобретение второй половины 20 века, когда за всяким положительным образцом мерещилась отвращающая пропаганда. Это один миг в истории культуры.

Писать о "святых" так, словно они живые объемные люди с некоторыми слабостями, что делает их еще выплуклее - это тоже традиция, яркими представителями ее являются писатели, накатавшие романов в Христе. Не очень удачно, конечно - не в положительных описаниях, а в прососе Тайны и Божественной реальности. За что были упрекаемы и порицаемы работниками церкви.

Вопрос поставлен так, что не очень понятно - один он, или их на деле два, и о чем речь. Положительный герой, восходящий к святости (культурный символ своего рода), или именно герой-святой. И того и другого есть на свете. Но не в одном тексте одномоментно. Любая заказная, дидактическая литература по определению плоха. Жития - отдельный жанр, судить строго который глупо. Литература в современном понимания слова начинается с понимания относительности всего. Положительный и хороший человек в чье-то судьбе - чудовищен, и наоборот, злодей при определенных обстоятельствах служит доброму делу. "Отрицательное" и "положительное" - это авторская трактовка определенной мезансцены, его собственные предпочтения, о чем писатель и пишет. Положительное - то, что нравится ЕМУ. При высоком уровне таланта это становится универсальным, читатели согласны. Потом приходит Байрон или фикрайтер - и все снова погружается в хаос.

В проблеме невозможности описания святости без сусального золота я слышу вообще другую проблему. Авторская трусость и слабость. Трудно управлять Титаником, и кабы чего не вышло, если покатить поперек маршрута, по велению души. В итоге едем, как катались до нас. Айсберг и обломки надежд неизбежны).
( 11 комментариев — Оставить комментарий )

Календарь

Октябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Разработано LiveJournal.com